Кто ремонтирует телефоны

В Киеве сотни мастерских по ремонту телефонов. Как определить, хороший или плохой специалист там работает? Почему нельзя покупать дешевые «китайские» телефоны? Что такое перепрошивки смартфона и чем это грозит? Эти и другие вопросы мы задали киевскому мастеру-предпринимателю Александру Жученко.

Он ремонтирует телефоны уже пять лет. До этого Александр работал на одном из николаевских предприятий монтажником радиоэлектроники. Придя в телефонно-ремонтное дело обычным мастером, теперь он сам нанимает специалистов. Мы посетили киевский рынок «Петровка», где в павильоне 86м работает команда Александра. Впрочем, предприниматель свою работу, на время интервью, не оставил – вместе с подчиненными он сам ремонтировал телефоны.

Далее о своей работе Александр рассказывает сам:

«Первый мобильный телефон у меня появился в 2000 году. Тогда мне подарили Motorola D160, который был куплен за границей и за $ 15 разлоченный какими-то умельцами. Мне стало самому интересно, как это делается, и со временем я уже начал заниматься перепрошивкой телефонов для друзей. В 2009 году я вместе с напарником уже открыл свой бизнес, мы наняли еще двух мастеров.

Ремонтом занимаемся все вчетвером, но ко мне попадают телефоны, которые мы видим впервые или которые требуют очень сложной и кропотливой работы. Например, iPhone 4 беру только я. Кроме того, я занимаюсь перепрошивкой.

Мой рабочий день начинается в 9.30-10.00. Включаю компьютер: скайп, аська, почта. Затем иду по форумам, смотрю, что появилось нового и что из этого интересно мне. Учусь сам, помогаю другим

Чтобы начать бизнес по ремонту телефонов, нужно купить компьютер ($ 500- 600), «боксы» для всех телефонов (еще около $ 1500), еще нужна паяльная станция, отвертки, пинцеты, микроскоп – все вместе это стоит около $ 3000. Это без учета аренды и других постоянных расходов.

Мастер получает половину чистого заработка. То есть, если ремонт приносит 50 гривен, то рабочий на руки получает 25 Остальные деньги идут на расходы: аренду помещения, закупку оборудования и тому подобное.

Цену за ремонт формирует стоимость запчастей, а также рассчитана такса, в которую входит аренда, зарплата мастеру. Нужно понимать, что только павильон и электричество обходится около 8 тыс. грн в месяц. На это тоже нужно заработать. А некоторые люди удивляются: «почему замена микрофона стоит 60 грн? Здесь же полчаса работы.»

Есть три категории деталей. Первая – совсем паршивый «китай», на который соглашаются ну очень экономные люди. Например, экран, который, в отличие от оригинала, сделанный совсем по другой технологии. Такие экраны на солнце без подсветки вообще плохо показывают. Вторая категория тоже делается в Китае, она стоит дешевле оригинальных запчастей, но работает практически так же, а визуально от оригинала вообще не отличить. Третья категория – это оригинальные запчасти. Относительно оригинала дешевый «китай» по цене отличается в два раза. Деталями для телефонов в Украине торгуют специальные оптовые фирмы.

http://mobilic.com.ua/wp-content/uploads/2015/09/content_work115.jpg

Хороший мастер в среднем получает от 5 до 7 тыс. гривен. Как правило, это радиоэлектронщик, который хотя бы умеет «читать» схему, может измерить напряжение, сопротивление и т.д.

Чем дороже телефон, тем дороже детали и выше цена ремонта. Если вы разбили экран iPhone 4, то его замена получится около $ 180. Если это дешевая Nokia 1600, то маленький цветной экранчик обойдется в 80-100 грн. Цена мелкого ремонта, например, замена динамика, стоит около 50-60 грн. Кроме телефонов, ремонтируем ноутбуки, планшеты, коммуникаторы, электронные книги, mp3-плееры. Вот недавно iPad приносили. Замена экрана в нем стоит $ 220. Но цены на детали зависят от текущей ситуации на рынке. Например, власти приняли какой-то указ, таможню перекрыли – и все цены на комплектующие взлетели.

Телефоны китайских неизвестных производителей мы в ремонт не берем. У них ужасное качество сборки, их сложно починить, времени на это уходит масса, поэтому ремонт стоит дорого. Я когда-то пытался их программировать, купил себе «бокс», но потом оставил это дело. И чем дальше, тем качество таких аппаратов хуже.

Для каждого производителя нужен свой «бокс» – это специальный программатор для телефонов. Под Nokia есть свой «бокс», под Samsung – свой и т.д. Есть универсальные боксы, но у них не такая хорошая поддержка, как в специализированных. Для пользования каждым «боксом» нужно платить за доступ к серверам, с которых можно загружать поддержки прошивки, инструкции, схемы и т.п. Поддержка в среднем стоит от $ 20 до $ 50 в год, есть и бесплатная – только за то, что я купил бокс, но часто она хуже платной.

Программатор (или «бокс») – это специальное устройство, подключаемое с одной стороны по USB к компьютеру, а с другой – к телефону

Официальные боксы стоят баснословных денег. Мы же применяем неофициальные, более дешевые аналоги стоимостью от $ 100 до $ 300. Существует целый рынок разработки и продажи такого оборудования. Оно производится умельцами, которые определили протокол прошивки конкретного телефона или протокол общения с каким-то его микропроцессором и на основе этого создали программу прошивки. В мире есть много таких разработчиков, есть команды и в Украине. Они разрабатывают ПО, а «железо» заказывают в Китае. Хотя программатор для SonyEricsson делается в России (только программная часть, поскольку аппаратная, опять же, делается в Китае). Мы пытались просчитать схему сборки подобных устройств в Украине, но это не рентабельно, китайцы делают дешевле.

Самые распространенные поломки – это, все-таки, механические повреждения. Потому что, если это не «механика», то аппарат проще отнести в гарантийный сервис. Но если туда попала влага и его сняли с гарантии или являются механические повреждения, тогда аппарат уже несут к нам.

Нельзя сказать, что есть плохие или хорошие марки телефонов – все ломаются одинаково. Другое дело, что есть модели, которые сначала шли с браком. Например, Nokia E52 снимались чуть ли не с витрины. В Nokia вообще сейчас испортилось качество. Создается впечатление, будто их делают только для того, чтобы они отжили свой гарантийный срок. Сейчас вообще телефоны делают не на качество, а на количество. Там, где можно сэкономить, – экономят.

Сейчас производители очень спешат с выводом новых моделей, поэтому любой телефон лучше покупать только через полгода после его появления на рынке. За это время идет «откатка» прошивки – у Nokia за полгода может выйти шесть ее версий. Пользователи в этом случае выступают бета-тестерами. Nokia N97 – показательный пример. С сенсорным экраном и 32 Гб памяти он должен быть ловким, а на практике – «тормоз». Только когда производитель «откатал» пять-шесть версий прошивки, телефон начал более-менее работать.

Рабочий стол мастера по ремонту телефонов: компьютер, программатор, паяльная станция, микроскоп и отвертки

Основная проблема смартфонов в том, что люди пытаются самостоятельно сделать их «умнее». То есть сами устанавливают прошивки, к тому же не родные, а сборки от разных «мастеров». Поэтому они приходят к нам, если сделали с телефоном то, чего производитель не предусмотрел. Например, телефон может проигрывать mp3 с битрейтом не выше 160 Кбит, а пользователь залил мелодию с битрейтом 320 Кбит. При попытке проиграть такой файл телефон выключился и больше может не включиться. Или человек загрузил «тему», которая не предназначена для разрешения этого экрана или физически ему не подходит. Если из включенного Sony Ericsson выдернуть аккумулятор, телефон зачастую больше уже не включится, взлетит ПО, нужна перепрошивка.

И с официальной прошивкой бывают большие проблемы. Например, в одной из моделей Samsung после выхода первого официального обновления ПО при прошивке «умирали» 90% телефонов. К тому же телефоны «убивались» до такого состояния, что для их восстановления необходимо было напрямую припаивать программатор к процессору аппарата и восстанавливать boot-сектор.

Вирусы для смартфонов, конечно, есть, и они распространяются в основном по Bluetooth. Актуально это для аппаратов на базе Symbian, для других не видел вообще. Но если у человека хватает ума не принимать файлы, которых он не ждет, то заразиться нельзя. А если он едет в метро с включенным Bluetooth и ему приходит предложение принять файл, он нажимает «да» – вот тогда и получает вирус. Как правило, такие вирусы есть просто «зловредами» – начинают рассылать пустые SMS по всей записной книжке и опустошают мобильный счет. Но чтоб они «убивали» сам телефон – такого не бывает. А что касается антивирусов, то они просто сильно «тормозят» смартфоны. Если быть осторожным, то они не понадобятся.

Сейчас людей пугают отключением «серых» телефонов с незарегистрированными IMEI-кодами. Я не верю в то, что их когда-нибудь будут отключать. При желании IMEI можно перепрошить: аппарат разбирается, подпаивают к процессору и непосредственно прошивают память. Мы такими вещами не занимаемся – это может преследоваться законом. Например, телефон был краденым, и если я изменю его IMEI, то становлюсь соучастником.

Изменить IMEI можно не во всех марках. Телефоны Nokia отпадают сразу. Практически нет ни одной Nokia, в которой IMEI можно изменить программно. Это делается аппаратно – выпаивается микросхема, в которой зашит IMEI, и впаивается микросхема с другого аппарата. Такие микросхемы берутся из разбитых, утопленных телефонов, в которых плата уже не поддается восстановлению. В этом случае память и процессор нужно выпаивать обязательно вместе, так как они связаны между собой по серийному номеру. Другие марки в большинстве своем позволяют программно изменить IMEI.

С официальными сервисными центрами мы не конкурируем: они не делают то, что делаем мы, а мы не занимаемся тем, что делают они. Например, если человек из телефона вырвал разъем с зарядкой так, что «мясо» торчит, то сервисный центр сразу заявляет замену платы. А это очень дорого. В «сервисе» весь ремонт идет по специальным инструкциям, и там не будут долго искать, куда «ушел» этот контакт, снимать верхний слой, извлекать дорожки из нижнего слоя, ставить разъем туда так, чтобы его уже нельзя было вырвать. У меня же такой ремонт будет значительно дешевле, чем замена платы через «сервис».

В официальных «сервисах» мастера занимаются только своим сегментом работы. Как правило, они сидят «на конвейере» и занимаются стандартными поломками телефонов. Таких моделей у него по десять в день. И ему нужно только разобрать аппарат, заменить в нем что-то и собрать. То есть, это не мастер, который умеет делать все, а очень узко направленный работник. Там вообще творческая работа не предполагается.

Микроскоп нужен, чтобы делать спайку мелких элементов, которые трудно разглядеть невооруженным глазом (размеры контактов элементов бывают от 0,2 мм)

Паяльная станция позволяет регулировать и поддерживать заданный режим температуры

Плохого ремонтника можно определить по внешним признакам – достаточно просто посмотреть на условия его работы. Если он сидит в тесной неотапливаемой будке и его стол загроможден деталями и частями каких-то телефонов, то хорошего качества работы здесь трудно ожидать.

Кроме нас, на Петровке есть еще около восьми точек, в которых мастера «на коленях» на открытом воздухе пытаются что-то делать. Они посчитали, что это очень легкая работа, которая должна приносить очень хорошие деньги. Но мастерами их трудно назвать. Ну что там – разобрать телефон, поменять шлейф, микрофон, динамик или дисплей? Как правило, у таких ремонтников нет образования, они зачастую не знают, чем транзистор отличается от диода и где в телефоне находится защелка, которую нужно подцепить, чтобы он открылся и при этом не сломался корпус.

У некоторых «мастеров» можно вообще навсегда расстаться с телефоном. Таких много, например, на рынке «Караваевы дачи». Туда можно прийти с телефоном, а уйти оттуда с муляжом. Конечно, там есть несколько мастерских, где действительно могут хорошо отремонтировать телефон. Но часто бывает, что человек пришел туда с одной неисправностью, а так называемый «мастер» ничего сделать не смог, зато заменил рабочий дисплей на поломанный. А хороший дисплей он потом поставит в следующий телефон.

От одного из таких мастеров мне однажды принесли телефон, у которого вместо экрана был наклеен черный картон. Смотришь на телефон – просто черный экран, а открываешь корпус – там картонка приклеена. Делается это просто: человек покупает телефон, ему показывают, что он работает, затем продавец говорит: «Погоди, я SIM-карту свою вытащу». Незаметно меняет телефон на муляж и отдает человеку, мол, аккумулятор разрядился, дома зарядка. И покупатель идет домой заряжать телефон, в котором больше даже ремонтировать нечего.

На «Караваевых дачах» в основном и оказываются краденые телефоны. Мы же их не берем, и предлагают их уже реже – милиция хорошо контролирует ситуацию. Если человек приходит и предлагает продать телефон, который был в использовании, мы просим его показать паспорт и записываем паспортные данные. Если аппарат ворованный, мы предоставим милиции данные человека. А в другом случае я могу пойти как соучастник.

Продажа телефонов, бывших в употреблении, – это наш дополнительный маленький бизнес. Продаются они туго, в среднем один за три дня. Ходовые модели покупают. Как правило, это недорогие телефоны по цене около 300 грн, поэтому их имеет смысл скупать для перепродажи. Если это дорогой телефон, стоимостью в тысячу и более гривен, то предлагаю владельцу ставить аппарат на комиссию.

Продажа аксессуаров – это параллельное занятие, доход с которого, по словам Александра, не очень большой, в основном оно служит для привлечения людей

Размещение павильона на видном месте дает нам 70% клиентов. В среднем за день принимаем до десяти клиентов, в выходные – больше. Наше помещение занимает около 20 квадратных метров. В нем есть «приемка», витрина с телефонами и аксессуарами, рабочие места мастеров. Но стараемся расширяться. На той же Петровке у нас есть еще одна точка, в которой человек сидит на приеме телефонов, приносит нам, и мы делаем. В интернете развешиваем объявления на форумах, думаем создать свой сайт.

Есть интернет-магазин, для которого мы являемся сервисным центром. Поскольку не все телефоны завозятся в Украину официально, обязательства по их ремонту берет на себя компания-поставщик. Мы ремонтируем аппараты по гарантии этого магазина. Ранее мы также работали с людьми, которые ввозили телефоны, которые были в использовании. Мы доводили до ума их телефоны, прежде чем они поступали в продажу. Затем они открыли свой собственный сервис.

«Серые» телефоны в нашу страну приходят из Европы и Америки. Есть оптовик, который привозит их в Украину и распространяет между магазинами. Это не значит, что они краденые. Например, iPhone продается в Америке по контракту оператора AT & T. Там сидит сотрудник оператора, который оформляет контракты. К нему приходят люди, у которых уже есть iPhone, они просто заключают контракты на обслуживание без покупки аппарата. Но этот сотрудник оформляет контракт как подключение и покупку телефона. А невостребованные аппараты затем продает посреднику, который впоследствии привозит их в Украину. Такие телефоны могут быть «залочеными», здесь их «разлочуют» и продают.

Чтобы быть востребованным, нужно постоянно повышать свою квалификацию: много читать о новинках, постоянно быть в курсе происходящего. Если на рынок пришел какой-то новый аппарат, мне нужно знать, что с ним делать. Часто разобраться можно с помощью интернета. Если нет, приходится находить схему и разбираться самому. После этого могу поделиться знаниями на специальном интернет-форуме и тем самым повысить на нем свой рейтинг. Вообще на форумах специалисты по ремонту и общаются между собой. Там они рассматривают решения проблем, обмениваются схемами, опытом, прошивками. Наш форум – это многонациональное сообщество, где общаются люди из разных стран, в основном СНГ.

Пока на этом рынке можно конкурировать с помощью ноу-хау, находя решения тех проблем, которые никто не может решить. Например, многие из смартфонов HTC – Desire, HD2 (вместе с гигагерцевым процессором) – имеют заводской дефект (плохая пайка процессора). В них микросхемы «сидят» на небольших шариках диаметром примерно 0,3 мм и на расстоянии 0,5 мм между собой. Согласно последним требованиям Евросоюза, эти шарики выполнены по «бессвинцовой технологии», чтобы не загрязнять окружающую среду. Но здесь другие требования к термостойкости, поэтому часто шарики отваливаются. Так вот таким ремонтом почти никто в Украине не занимается – для ремонта ко мне обращались из Одессы, Кировограда, других городов.»

Tagged with: ,